Самое дорогое

Коротенький рассказ, написанный давным-давно для литературного конкурса, названия которого я уже не помню. Помню только, что, по условиям соревнования, рассказ должен был состоять ровно из 666 слов, ни больше, ни меньше.

К сожалению, рассказ «Самое дорогое» в этом конкурсе ничем не отличился. Впрочем, это не мешает ему занимать свое место в списке моих ранних произведений.

Речь в рассказе пойдет об измене. И о расплате за нее, разумеется.

Приятного прочтения!

Дмитрий Шевчук

Самое дорогое

– Я знаю о вас многое: возраст, рост, вес, группу крови, имя, место работы и должность, семейное положение, домашний адрес. Но остаются вопросы, которые очень интересуют меня, Александр. И ответить на них можете только вы.
– Неужели я могу представлять интерес для вас, господин Крустов? – Александр поднес бокал к губам, стекло предательски звякнуло о зубы.
Сидящий напротив него за столом немолодой человек, грустно поджал губы и кивнул. Но в момент кивка серые водянистые глаза ни на секунду не оторвались от лица собеседника. Александру казалось, что именно так киплинговский Каа смотрел на бандерлогов, перед тем, как ими закусить. Сбоку стола, словно арбитр, стоял телохранитель Крустова: азиат, на правой руке которого была перчатка с тремя стальными когтями; в своей неподвижности охранник походил на манекен.
– Дело в том, – сказал Крустов, – что достоверные ответы на эти вопросы я могу получить только от вас. Вопрос первый: что заставляет вас трахаться с моей женой?
Саша расхохотался:
– Ольга замечательно делает минет.
– О, да, – кивнул Крустов.
– А еще ей до смерти надоело слюнявить вашу обвисшую тряпочку…
– Вполне вероятно, – Крустов склонил голову. – Я ведь не молод. Но разве ваша жена отказывает вам в оральных удовольствиях?
– Нет, – ответил Саша, – но, согласитесь, что существует разница между минетчицами начинающими и имеющими богатый опыт.
– Это верно, – заулыбался собеседник. – Что ж, это понятно. Второй вопрос: когда Ольга делает вам минет, вы не чувствуете опасности?
– Какой? Что войдете вы? Это даже придает остроты ощущениям…
– Разве такой старик может представлять для вас опасность? – спросил Крустов. – Я о другом: вступая в брак, вы дали обет беречь, заботиться и защищать свою жену. И кольцо на вашем пальце – символ нерушимости этого обета. А вы можете защитить ее в момент, когда сидите в моем доме, без трусов, с членом, зажатым губами чужой женщины?
Саша побледнел.
– Отвечайте, Александр.
– Нет, не могу.
– Теперь представьте, что, в этот самый момент, кто-то врывается к вашей беззащитной жене…
Крустов наблюдал, как сидящий напротив юноша, испытывая боль и страх, старается сохранить самообладание.
– Света у вас? – проговорил Саша.
Молчание.
– Не надо, – заговорил юноша, – верните ее… пожалуйста… мы уедем… я больше никогда не буду…
– Умоляю! – скривился Крустов. – Успокойтесь. Скажите лучше: когда вы думаете о своей жене, что первое возникает перед вашим мысленным взором?
Юноша сник:
– Ее глаза.
– Какие они?
– Голубые… с искорками… да я жизнь отдам…
– Не надо, – перебил Крустов, – но мне нравится ваш деловой подход. Я предлагаю обмен: то, что нужно вам, я отдам за то, что не имеет никакой ценности.
– За что?
– За ваше обручальное кольцо. За символ нарушенного обета. И можете продолжать общаться с Ольгой.
Саша удивленно воззрился на Крустова и рванул кольцо с пальца. Но снять украшение не удавалось.
– Черт… – вылетело у Саши, – я сейчас… надо намылить…
– Ни в коем случае, – сказал Крустов, открыл кейс, все это время лежавший на столе, вынул полотенце и протянул охраннику. – Вонг…
Азиат расстелил полотенце на столе, стальные когти на его руке уперлись в шею юноши.
– Сидеть, – проговорил Вонг, – обе рука на стол, пальцы растопыривать.
Игла шприца вонзилась в основание пальца с кольцом, рука онемела. Последовал укол в шею, Саша успокоился и понял, что все будет хорошо. Крустов встал, достал из кейса скальпель, еще какие-то инструменты и сосуд, полный зеленоватой жидкости. Точными движениями он ампутировал палец с кольцом, бросил его в сосуд, зашил рану и перевязал руку. Саша улыбался.
– Вы молодец, Александр, – проговорил Крустов, склонившись к бледному лицу. – Приятно было иметь с вами дело, и, заодно, вспомнить забытые навыки.
– Спасибо. А разве вы врач? – спросил Саша.
– Врач, – улыбнулся Крустов. – Бывший. Простите, мне пора.
Он поставил на стол деревянную шкатулку:
– А здесь моя часть сделки: то, что нужно вам. До свидания!
Оставшись один, Саша открыл шкатулку, засмеялся, потом закричал. Выходя из кабинета ресторана в сопровождении санитаров, он продолжал смеяться и кричать. Саша понимал: теперь, вспоминая жену, он будет видеть плавающие в зеленоватой жидкости голубые глаза с потускневшими искорками.

г.Симферополь, 2006.
Редакция от 15.02.2012.

© Дмитрий Шевчук
© dmitryshevchuk.ru

Все права на данное литературное произведение принадлежат автору.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2018 Дмитрий Шевчук // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru