Сюрприз

Чувство юмора — не мой конек. Я это осознаю и поэтому держу на крепкой цепи большинство идей юмористических произведений. Но иногда некоторые из них с цепи срываются и убегают к читателям.

«Сюрприз» — один из таких рассказов. Он был написан под влиянием момента, а точнее — новости о том, что двое моих друзей детства, заявлявших о своем убежденном «холостячестве», осмысленном одиночестве и прочих, в ту пору модных, вещах, внезапно сыграли две свадьбы, причем, практически в одно и то же время.

Надеюсь, что и сейчас они продолжают быть счастливыми в браке.

Приятного чтения!

Дмитрий Шевчук

Моим друзьям – Марине и Александру, а также их супругам, с пожеланиями семейного счастья и взаимопонимания. Шагайте легко, ребята!
Все персонажи и события вымышленные, любые совпадения с реальными людьми и событиями – случайны.

Сюрприз

Рука, метнувшаяся из-под одеяла к мобильному телефону, в ночной тьме была похожа на змею, неторопливо атакующую странное, светящееся и кричащее, животное. Телефон, схваченный раскрывшимися, словно пасть, пальцами, исчез под одеялом.
– Алло.
– Аленка, привет, – донесся голос, – ты там замуж, что ли, собралась?
Вслед за этим из трубки полилось хихиканье, наглое, странное и даже какое-то запредельное. Алена неотвратимо выскальзывала из объятий сна, в голове шумело и пульсировало.
– А… а с кем я говорю? – спросила она.
В ответ послышалось все то же хихиканье, нескончаемое, без пауз, словно смеявшемуся не требовалось делать вдохов. Затем телефон пискнул и объявил, что соединение завершено.
Белая змея снова выползла из-под одеяла, протянулась, выплюнула телефон на прикроватную тумбочку и скрылась.
– Придурок, – донеслось из-под одеяла.
Повисла тишина. Но, вскоре, телефон, видимо обрадованный тем, что смог так легко ускользнуть от змеи, зазвонил снова. Одеяло полетело прочь, Алена резко села, от чего в голове застучало еще сильнее.
– Да!
– Не ори, – сказал голос, – чего орешь? Так все же, ты замуж выходишь? – и снова потекло это дикое, приносящее страх, хихиканье.
В этот раз не выдержала Алена. Щелкнув ногтем по кнопке, она разорвала соединение, швырнула телефон на тумбочку и резко выдохнула сквозь зубы, пытаясь успокоиться.
Можно было отключить телефон и не беспокоиться больше, но ведь мог позвонить Вадик, ее Вадик, который завтра станет ее мужем. Да, голос был прав – она действительно завтра выйдет замуж. Алена скосила взгляд на часы: даже не завтра, а уже сегодня. Она улыбнулась, чувствуя, что улыбки не вышло. Подготовка к свадьбе стоила ей времени и нервов, все эти рестораны, кортежи, платья… брр… Алена и так побаивалась своего смелого решения, слишком уж много вокруг нее было примеров неудачного супружества…
Телефонный звонок прошел сквозь ее мысли, как дрель сквозь доску. Она взяла телефон и несколько секунд смотрела на незнакомый номер на табло.
– Алло.
– Ты чего не спишь? – поинтересовался голос. – У тебя ж завтра свадьба, платье, фата, прическа, лимузин и все такое. Тебе надо быть в форме, а бессонница этому не способствует.
– Вашими молитвами, – съязвила она.
– Я-то что? – спросил голос. – Позвонил поинтересоваться твоим, так сказать, предстоящим изменением семейного положения.
Тут снова раздалось это, пугающее Алену, хихиканье. Нервы натянулись, адреналин колючей петлей захлестнул горло.
– Да! – завизжала она в трубку сорвавшимся голосом, – да, я завтра выхожу замуж! Ты это хотел слышать?
Хихиканье смолкло.
– Да, – сказал голос, ставший внезапно густым и серьезным. – Именно это… и еще…
– Спокойной ночи! – снова взвизгнула Алена и прервала разговор.
В спальню заглянула мама.
– Ты чего не спишь? – спросила она.
Алена включила ночник.
– Да тут какой-то придурок развлекается, – сказала она и кивнула на мобильный.
– Ну, так отключи телефон.
– А вдруг Вадик позвонит?
Мама цыкнула, улыбнулась и покачала головой:
– Как знаешь, – сказала она и закрыла дверь.
Как только в глубине коридора затихли мамины шаги и закрылась дверь спальни, телефон зазвонил снова.
Тот же незнакомый номер.
Она нажала на кнопку с изображением зеленой трубки.
– Я очень не люблю, когда бросают трубку, – сообщил голос. Веселья в нем уже не было, и это почему-то обеспокоило Алену больше, чем адский смех. В голосе теперь было что-то такое, от чего у нее посинели ногти на пальцах ног и сами ноги мгновенно похолодели. – Если бы ты не психанула, сейчас могла бы уже спокойно спать.
– Чего ты хочешь? – она старалась успокоиться, но голос дрожал.
– Ой, да расслабься ты! – сказал голос. – Все дело в том, что я, к сожалению, не смогу присутствовать завтра на твоем бракосочетании. В то же время, я слишком хорошо и долго тебя знаю, чтобы просто проигнорировать это событие. Поэтому завтра ты получишь от меня подарок, который, надеюсь, станет для тебя… эээ… ну, скажем, путевкой в новую жизнь…
И снова этот жуткий смех!
– Да кто ты, мать твою, такой?! – закричала она в трубку так, что соседи застучали в стену.
Смех прервался только на фразу:
– Завтра… все завтра…
Алена сидела, слушая смех, не в силах оторвать трубку от уха. Наконец короткий писк возвестил о том, что трубку положили. Она вскочила с постели, зажгла люстру под потолком и заметалась по комнате.
Принять предложение Вадика о замужестве, Алене помогла свадьба ее друга Сережи. Они были дружны еще со школы и придерживались практически одинакового мнения относительно вступления в брак. Однако, когда, два месяца назад, Сережа женился, она была на его свадьбе и поняла, что он поступил правильно. Эта мысль помогла и ей. Алене было уже двадцать пять, и никто не мог обвинить ее в распутности, однако… да, было в жизни несколько моментов, которым бы Вадик не обрадовался…
Если бы знал… но он не узнает.
А если узнает?
Родители ее жениха были людьми очень строгих нравов. Алена помнила, как они всегда старались выяснить, насколько далеко зашли их с Вадиком отношения, как обоим влюбленным приходилось делать честные лица, исполненные оскорбленной невинности и отвираться, отвираться, отвираться… впрочем, похоже было на то, что у ее будущих свекра и свекрови никаких подозрений не было, а если и были, то они искусно это скрывали.
Завтра ее ждет неожиданный подарок.
Сюрприз.
Но что за сюрприз? И от кого? Свадьба обещала быть многолюдной: из более чем трехсот приглашенных, не отказался ни один, а голос по телефону сказал, что на свадьбе его завтра не будет…
Алена не могла себе представить, что будет, если завтра, в разгар торжества, всплывут на поверхность те моменты ее прошлого, о которых так хотелось забыть. От этих мыслей ее кожа покрылась холодными мурашками. Она схватила телефон, нашла последний принятый вызов и набрала его.
Гудки. Только гудки.
Никто не снимал трубку.
Она пыталась снова и снова, но никто не ответил ей. Когда она в очередной раз набирала номер, ноготь застрял между клавишами и, тихо щелкнув, сломался. Алена расплакалась и швырнула телефон на кровать.
Дверь спальни снова открылась. На пороге стояли мама и старшая сестра Вера.
– Что с тобой, Аленушка? – спросила мама. Она подошла и обняла дочь.
– Я… ног… ноготь… сломалааааа… – заревела Алена совсем по-детски.
– Ма, да у нее предсвадебный мандраж, – сказала Верка, которая уже успела сходить замуж трижды. – Это пройдет.
– Он опять звонил? – спросила мама.
Алена кивнула, сглатывая слезы.
– Да что ж это за сволочь такая? – спросила мама.
– Я не знааааю…
– Звони Вадику…
– А толку-то? – ухмыльнувшись, сказала Верка. – Что он сделает? Он же ревнив, как Отелло, мама, вряд ли он сможет грамотно разобраться в такой ситуации.
Алене очень не хотелось, но приходилось признать правоту сестры. Начались бы расспросы, кто звонил, да почему, чего доброго появились бы какие-то подозрения. Нет, Вадику звонить нельзя.
– Он молодой еще, – скривила губы Верка, – тут нужен кто-то, кто действительно может разобраться с этим телефонным клоуном.
– Он… подарок… обещааааал, – ревела Алена, не успокаиваясь, – мне страшнооо… о… о…
– Даже так? – хмыкнула Верка.
– Может, в милицию позвоним? – предложила мама.
– И что? – спросила Верка. – Завтра вместо свадьбы поедем показания давать? Что они сделают? Группу захвата к ЗАГСу пришлют?
– Вер, ну а что тогда?
– Пусть малая успокоится и позвонит Кольке Турову, – предложила Верка. – Он порешает, стопроцентно.
Практический смысл в словах старшей сестры был. Коля Туров тоже был одноклассником Алены. Хороший, добрый мальчик каким-то чудом превратился в «короля бензоколонок» всей области и стал богатым и влиятельным человеком. Он ясно осознавал, что богатым прощается многое, и очень любил шокировать публику своими эпатажными выходками. Никто не мог сказать, сколько раз он был женат и сколько у него детей. Сейчас Туров жил один, в огромном особняке на окраине города. Да, Коля был человеком, который, как говорится, «знает нужных людей», и сомнений в том, что он решит эту проблему, не было. Вот только захочет ли он решать ее? Туров мог швырнуть тысячу долларов нищему на улице, жениться на проститутке, или собственноручно расквасить лицо мэру города, однако он не давал ни копейки своей матери, жившей со вторым мужем в убогом домишке, и отказывал в помощи большинству своих родственников.
– Ну да, – сказала мать, – как на свадьбу, так мы Колю не зовем, а как только проблемы, так сразу и к нему…
– Мне-то что? – развела руками Вера. – Мое дело предложить.
Когда Алена с Вадиком обсуждали список приглашенных, именно Алена настояла на том, чтобы не вносить туда Турова. Коля всегда негативно высказывался об институте брака, мог быть невоздержан в возлияниях, а уж, будучи пьяным, мог отмочить, что угодно. Было еще одно обстоятельство. После свадьбы Сергея, Алена видела его только один раз. Они засели в кафе и мило беседовали, но, когда разговор зашел о Турове, Сережа задергался и, сославшись на срочные дела, ушел. Это показалось ей странным, потому, что Туров всегда считал его и Алену своими друзьями.
«И мне наплевать, если вы не считаете меня своим другом, – говорил Туров, – главное, что я вас таковыми считаю. Так даже лучше, ибо я всегда подозреваю тех, кто считает себя моим другом, в корыстности».
– Я позвоню ему, – сказала Алена, успокаиваясь.
Мама вздохнула, Верка одобрительно хмыкнула и ушла.
Посидев еще пару минут, Алена окончательно успокоилась. Она взяла блокнот, прошла в гостиную и, усевшись в кресло, набрала номер резиденции Турова.
– Привет передай, – сказала Верка, появившись в дверях.
Алена махнула рукой и сестра исчезла. Трубку сняли после первого же гудка, в динамик ворвались звуки музыки и многоголосый женский хохот.
– Я слушаю, – сказал Туров.
– Коля, привет, – сказала она. – Прости за поздний звонок. Это Алена.
– Але-е-енка, привет! – протянул Туров. – Подожди секундочку.
Отдалившийся от трубки голос что-то прокричал, и музыка утихла.
– Вот теперь говори, – сказал Коля. – Как дела? Как Виталик?
– Вадик…
– Это все равно, – сказал Туров. – Думаю, что у тебя есть более веские причины на столь поздний звонок, чем проверять, помню ли я, как зовут твоего жениха. Рассказывай…
– Коль, у меня проблема…
– Серьезная?
– Да.
– Если оценивать по десятибалльной шкале, – сказал Туров. – Сколько бы ты дала баллов этой проблеме?
– Двадцать.
– Ого, – удивился Коля. – Ну, тогда собирайся, я высылаю за тобой машину.
– Но, Коля… – забормотала Алена.
– Так, – перебил ее Туров. – У тебя есть проблема?
– Да.
– Серьезная?
– Да.
– Ты где сейчас?
– У мамы. Коля, я…
– Машина у подъезда через полчаса, – сказал Коля. – Приедешь и поговорим. До встречи.
– Коля…
Короткие гудки.
Алена повесила трубку и заметила, что мама и сестра стоят в дверях гостиной с вопросами на лицах.
– Он сказал, что машина приедет через полчаса, – проговорила она.
– Мужик, – одобрительно кивнула Верка. – Уважаю. Вот бы мне такого… или тебе. А, сестренка? – она подмигнула и засмеялась.
– Не мели ерунды! – огрызнулась Алена.
– Собирайся, малая, – пропела Верка, – в жизни всякое бывает…
– Дура, – сказала Алена и пошла одеваться.
Когда Алена вышла из подъезда, то увидела не одну машину, а целых три, черных, стоящих в ряд. Первым в ряду стоял «BMW X5», за ним стоял еще один «бумер», только уже бизнес-класса. Задняя дверь его была открыта, возле нее стоял крепкий паренек в пиджаке. Замыкал колонну «хаммер», с крыши которого снопами света били, разгоняя тьму над колонной, прожектора. Она подошла ближе.
– Добрый вечер, – поприветствовал ее крепыш, стоявший возле открытой двери «бумера», – вы Алена Боровикова?
– Да.
– Нас за вами прислал Николай Федорович Туров, – сказал крепыш и указал на открытую дверь, – прошу.
Алена нырнула в салон, опустилась на мягкое сидение. Дверь за ней закрылась, крепыш обежал машину, на ходу сказав что-то в рацию, плюхнулся на водительское сидение, и вся колонна тронулась. Машины быстро выехали на объездную и с огромной скоростью понеслись по пустынной трассе. Вскоре колонна уже въезжала в ворота особняка.
У тяжелых резных дверей дома стоял мужчина в шикарной ливрее. Он распахнул перед Аленой двери:
– Прошу.
Она оказалась в огромном холле, переходящем в невероятных размеров гостиную. Там царил полумрак, гремела быстрая музыка, метались блики стробоскопов, отражаясь на влажной коже обнаженных женщин, движущихся в каком-то диком танце. Женщин было много, а одежды на них – очень мало. В углу комнаты, за микшерным пультом, бесновался лысый диджей в огромных очках; в другом углу, за барной стойкой, чернокожая девушка с огромным бюстом, виртуозно смешивала бесчисленные коктейли. Покрытая потом кожа отблескивала в свете стробоскопов; на той части барменши, которая возвышалась над стойкой, одежды не было. Туров сидел на низком диванчике, рядом с ним помещалась грудастая африканка и еще одна, судя по всему, японка, с грудью поменьше. Он был одет в роскошный, зеленый с золотом, халат, и руки обеих женщин скрывались где-то внутри этого одеяния. В руке он сжимал мундштук огромного, стоящего тут же, на низком столике, кальяна. Увидев Алену, он вытряхнул руки женщин из халата и, поднявшись, махнул рукой в сторону диджея. Музыка умолкла.
– Диджей свободен, – громко сказал он, было слышно, что язык у Коли немного заплетается, – телки – в бассейн, барменша – после душа, ко мне в спальню.
Тут он обернулся к женщинам на диване:
– А вы – в душ, а потом – в спальню. Обе. И барменшу не забудьте. И включите тут свет.
Комната опустела, вспыхнули лампы, Туров заморгал. Алена стояла, немножко ошеломленная.
– Ну, привет, подруга, – улыбнулся ей Коля немного отстраненно. – Так, в дверях не стой, проходи, располагайся, можешь снять трусы, если мешают, – тут он коротко хохотнул.
Алена была привычна к туровским шуткам. Она прошла по мягкому ковру и опустилась на диван:
– Спасибо, но я предпочту остаться в трусах, – улыбнулась она.
– Скучная ты, – скривился Туров, тем не менее, не переставая глуповато улыбаться. – Впрочем, если, конечно, только в трусах…
– Коля!
– Все-все, – поднял он руки, – уже перестал. Никакого понимания старому другу. Выпьешь что-нибудь?
– Нет, спасибо.
– А зря, – он внимательно посмотрел на Алену. – Судя по пятнам на лице и зареванным глазищам, тебе бы не помешало.
– И тем не менее…
– Ладно, – сказал Туров. Он подошел к столику и, подняв металлический мундштук, глубоко затянулся. С его выдохом до Алены долетел запах хорошей и очень дорогой марихуаны. Туров закашлялся. – Ну, так в чем проблема?
Она набрала воздуха в грудь, собираясь с мыслями.
– Коля… у меня завтра свадьба…
– Я знаю, – сказал он и снова затянулся. – Точнее, даже сегодня.
– Ну вот, – Алену смутило его спокойствие. – И вот, сегодня ночью звонит мне какой-то придурок, несет какой-то бред и хохочет в трубку. А смех у него такой… нехороший…
Она умолкла.
– И все? – прищурился Туров. – Аленушка, эта проблема решается тривиальным отключением телефона.
– Да я хотела, – сказала она. – А вдруг Вадик позвонил бы? Он такой ревнивый…
Тут Коля скривился и махнул рукой.
– А этот козел звонил снова и снова, – продолжила Алена.
– Что он говорил?
– Сначала спрашивал, правда ли, что я завтра замуж выхожу, – сказала она. – Потом я его разозлила тем, что трубку бросила. Он сказал, что на свадьбе его не будет, но он слишком хорошо и долго меня знает, чтобы оставить без подарка. Сказал, что завтра меня ждет сюрприз…
Лицо Турова изобразило задумчивость.
– А ты не думала, что это просто чья-то глупая шутка? – спросил он.
– Конечно, думала, – сказала Алена. – Но… Коль, мне страшно.
– Почему? – спросил Туров.
– Вдруг он знает что-то из моей прошлой жизни? – спросила она, голос стал громче и задрожал. – Вдруг завтра, на свадьбе, всплывет что-то…
– Ну и что, что всплывет? – спросил Туров.
– Понимаешь, – слезы уже снова подступили к ее глазам. – Вадик очень ревнивый. А его родители… если что-то вскроется – свадьбы не будет.
– Тогда зачем тебе такая свадьба? – спросил Николай. – И что ты делать дальше будешь? Всю жизнь скрывать свое прошлое? Да ведь оно про-шло-е и, если твой Васек…
– Вадик.
– Не важно, – отмахнулся Туров, – не перебивай. Если твой… жених так неравнодушен к твоему прошлому, что будет, если оно всплывет потом, в будущем?
– Как-то оно будет, – пробормотала Алена и внезапно сорвалась. Слезы потекли по щекам и, дрогнувшим голосом, она спросила, – так ты поможешь?
Несколько минут Коля молчал, глядя куда-то мимо нее.
– Чего ты хочешь?
– Чтобы завтра не было никаких сюрпризов.
– У тебя есть его номер?
– Да, – кивнула она. – В телефоне.
– Давай.
Алена протянула ему аппарат. Туров поиграл кнопками:
– Вот этот, последний?
– Да.
– Ничего, если я его сейчас с твоего телефона перенаберу?
– Давай.
Туров еще раз ткнул в кнопки и поднес трубку к уху.
В воцарившейся тишине заиграла мелодия. Она неслась из кармана роскошного туровского халата. Коля в недоумении уставился на свой карман, осторожно, словно там была бомба, сунул в него руку и вытащил светящийся и играющий мобильный телефон. Несколько секунд он таращился на оба аппарата. Алена сидела на диване, ничего не понимая.
– Так это же мой номер, – сказал Туров, – а почему он у тебя не занесен в адресную книгу?
– Твой номер? – тихо переспросила Алена.
– Ну да, – Туров, наконец, нажал кнопку отключения, его телефон погас и замолчал. – Я несколько месяцев назад номер сменил… разве я не давал его тебе?
Алена начала тихонько подниматься с дивана:
– Нет, не давал…
– Во, блин, – проговорил Туров. – А я был уверен, что ты его знаешь.
– Нет, не знаю, – Алена уже поднялась с дивана и теперь говорила очень тихо, внимательно глядя на Николая. – Но, раз это твой номер, то, может быть, ты объяснишь, что все это значит?
– А что тут объяснять? – Туров удивленно улыбался. – Разве в моих словах была хоть капля неправды? Ты завтра выходишь замуж, я тебя давно и хорошо знаю. А сюрприз… сюрприз я тебе точно подготовил, и его действительно можно называть путевкой в новую жизнь. И я не люблю, когда бросают трубку.
– Но почему ты не сказал, что это ты звонишь!!! – закричала она.
– Ты не ори на меня в моем доме, – лицо Николая было исполнено благодушия. – Я был уверен, что ты знаешь, что это я звоню. Хм, мне еще было непонятно, почему ты на меня кричала по телефону…
– Да потому, что я не знала, что это ты!!!
– Слушай, ну хватит орать, – сказал Туров. – Ты же знаешь, что я всяких воплей с детства не переношу.
Лицо и глаза Алены были налиты кровью, похолодевшие пальцы судорожно сжимались, она дрожала.
– Слушай, ну не надо так реагировать, – проговорил Коля. – Ну, пошутил чуть-чуть, но ведь мы же друзья…
– Скажи мне, – прошипела она, – а откуда был этот адский смех?
– А отсюда, – он показал на кальян и тут же захихикал.
Тот же самый смех…
В Алене вскипело бешенство. Она опустила глаза на кальян с множеством трубок, каждая из которых заканчивалась металлическим наконечником. Этот запредельный смех снова захлестнул ее, но уже не волной страха, а приливом ярости. Она схватила со стола одну из кальянных трубок и, дико закричав, вонзила металлический наконечник в левый глаз Николая.
– Айблин!!! – закричал Туров и повалился на ковер, закрыв лицо руками.
Тут же с улицы вбежали дворецкий и тот самый крепыш, что вез сюда Алену, причем крепыш рвал из кобуры пистолет.
– Стоять! – раздался с ковра голос Турова.
Охранник и дворецкий замерли, словно замороженные.
– Николай Федорович, вы в порядке? – спросил дворецкий.
Туров сел на ковре.
– Да, Андрей, – сказал он, все еще закрывая рукой левый глаз. – Все в порядке, беспокоиться не о чем. Вы оба свободны и можете идти спать.
Мужчины ушли. Туров смотрел на Алену правым глазом, наблюдая, как к ней приходит осознание того, что она сделала. Лицо девушки побледнело, трубка выпала из руки на ковер.
– Коля, – прошептала Алена. – Ты… ты как?
Туров поднялся.
– Я в порядке, – сказал он и убрал руку от глаза, вокруг которого наливался лиловым кровоподтек.
– Я тебе глаз не выбила?
– Нет, – ответил он. – Ты – нет…
Он подошел к ней совсем близко:
– Смотри.
Двумя пальцами он оттянул веки и положил третий палец на поверхность глаза. Алена увидела, как глаз свободно вращается, послушный движениям пальца, при этом второй глаз остается совершенно неподвижным, смотрящим ей прямо в лицо.
– Коля… что это?
– Стеклянный глаз, – ответил Коля, – ровно сейчас?
– Чуть влево-вниз, – автоматически сказала Алена, – ага, вот так в самый раз.
Туров опустил руку. Алена бросилась к нему на грудь, обняла и заплакала:
– Колька, ну ты и дурак.
– Я знаю, Аленушка, – он обнял ее и провел рукой по волосам. – Пойдем спать, поздно уже. Комната для тебя готова.
– Мне домой надо…
– Исключено, – ответил он. – Транспорт отсюда не ходит, а мои люди уже спят. Переночуешь.
– Коль, мне с утра к стилисту… и платье…
– Утром тебя отвезут, – сказал Туров. – Кто твой стилист?
– Рябова.
– Валька что ли? Она приедет к тебе домой, – он повернулся, все еще обнимая одной рукой ее плечи. – Других возражений нет?
– Нет, – улыбнулась она.
– Тогда пойдем.
По широкой лестнице они поднялись на второй этаж. Коридор был похож на гостиничный, со множеством дверей по обе стороны, стены были обиты мягкой тканью, не утомлявшей глаза, а под ногами был ворсистый, по щиколотку, ковер. У одной из дверей Коля остановился и повернул ручку.
– Ты никогда не ночевала в моем доме, – сказал он. – Так уж будь добра, сделай это сейчас, пока твой Вовасик…
– Вадик…
– Не важно, – отмахнулся Туров в очередной раз. – Пока твой жених не закабалил тебя окончательно, перед богом и людьми, так сказать.
– Ладно, – только сейчас Алена поняла, что устала, и что спорить сил уже нет.
Туров открыл дверь, и они вошли в большую комнату, с мягкими креслами, большим трюмо в резной раме. Главным элементом в комнате была большущая кровать. В потолок над кроватью было вделано зеркало.
– Если будет мешать зеркало, – сказал Коля, – вот кнопка. Нажмешь – и оно исчезнет. Телевизор, стереосистема, ванная, туалет – все тут и все к твоим услугам. Спокойной ночи!
Тут Алена заметила маленький кожаный чемоданчик, лежащий прямо посередине кровати.
– Коля, – спросила она, – это твой кейс?
– Какой кейс? – обернулся Туров. – А… этот? Нет, не мой. Твой.
– Мой? – удивилась Алена.
– Да, твой, – сказал Николай. – Открывай. Это, как-никак, твой свадебный подарок.
Алена открыла кейс. Внутри оказались пачки каких-то бумаг. При ближайшем рассмотрении она выяснила, что это – документы. Один пакет документов удостоверял ее право собственности на большой особняк, недалеко от резиденции Турова, во втором пакете были документы на небольшой домик в Ялте. Фотографии домов были тут же. Алена густо покраснела.
– Ступеньки вашего ялтинского дома выходят прямо на пляж, – сказал Туров.
– Коля…
– Не отвлекайся, – перебил он. – Ты еще не все посмотрела.
Дальше следовали документы на машину, «мерседес» бизнес-класса, потом на еще одну машину, такой же «BMW X5», который возглавлял колонну, доставившую ее сюда. Тут же были четыре комплекта ключей: два – от домов, два – от машин. И, в самом низу лежала маленькая книжечка с иностранными буквами, тиснеными золотом. Алена открыла ее…
– Если ты еще хотя бы чуть-чуть сильнее вытаращишь глаза, – донесся до нее, как сквозь вату, голос Николая, – они выпадут и тебе придется вставлять стеклянные, как у меня.
– Коля… – только и могла пробормотать она.
– Безделица, Ален, – сказал Туров. – Всему этому вы найдете хорошее применение. Разве это плохая путевка в жизнь для молодой семьи? А мне это необременительно и очень приятно. Ты же знаешь, мне нравится делать для других то, что когда-то никто не сделал для меня.
Она обернулась к нему, но Коля уже шел к двери. Следом Алена не пошла, а только спросила:
– Коля…
Он остановился, не оборачиваясь:
– Аюшки?
– Скажи, – она замялась. – Откуда у тебя стеклянный глаз?
Туров обернулся, и было видно, что он улыбается.
– Серега Савченко недавно женился, – ответил он.
– Да, я знаю, – ответила Алена, пожимая плечами. – Я была на свадьбе. Но при чем тут он?
– Понимаешь, – Коля уже улыбался широко и искренне, как когда-то в школьные годы. – Дело в том, что он тоже не знал моего нового номера…

г.Симферополь, 2006

© Дмитрий Шевчук
© dmitryshevchuk.ru

Все права на данное литературное произведение принадлежат автору.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2018 Дмитрий Шевчук // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru