Жало

Небольшой рассказ о буднях пустошевского маньяка по кличке Жало.

Приятного чтения!

 

Дмитрий Шевчук

Жало

Повернув голову, Настя открыла глаза. Часы на прикроватном столике показывали начало третьего ночи. Поток мягкого света из чаши высокого светильника бил в потолок и рассеивался так, что ей, проснувшейся секунду назад, не приходилось жмуриться.
Николай сидел в изножье широкой кровати. Заметив, что Настя проснулась, он протянул руку и погладил ее по ноге.
– Ты давно не спишь? – спросила Настя хрипловатым голосом.
– Не знаю, – ответил он, пожав плечами. – Я любовался тобой, а не часами.
Она улыбнулась, отбросила одеяло и потянулась к нему.
– Лежи, – скомандовал Николай.
Настя послушалась. Долго и медленно Николай скользил взглядом по ее молодому, стройному телу, потом встал с кровати и начал одеваться.
– Служба, – ответил он на ее немой вопрос.
Настя потянулась рукой к тумбочке.
– Что ты ищешь? – спросил Николай.
– Возвращаю тебе половину денег, – ответила она. – Ночь ведь еще не закончилась.
– Оставь, – сказал он, застегивая брючный ремень. – Половина ночи уже прошла. Где ты себе новых клиентов сейчас найдешь?
– Интернет никогда не спит, – ответила Настя.
Николай резко повернулся к ней.
– Зачем? – спросил он. – Я же сказал – деньги твои. Ночь оплачена.
– Я все равно теперь долго не засну, – Настя выгнула дугой тонкую черную бровь. – Почему бы не поработать?
На самом деле работать этой ночью Настя больше не собиралась. Ей просто хотелось подразнить Николая, добиться, чтобы этот хладнокровный и невозмутимый мужчина хоть раз вышел из себя.
– Ты совсем ничего не боишься? – спросил Николай.
Настя беззаботно улыбнулась, пожимая плечами.
– Профессиональные риски есть у всех, – сказала она. – Ты разве боишься, что тебя когда-нибудь зарежет в темном переулке один из тех, кого ты посадил?
– Нет, не боюсь, – ответил Николай, – опасаюсь. Постоянно. Поэтому стараюсь не ходить по темным переулкам.
– А за деньги? – Настя приподнялась на локтях. – За хорошие деньги стал бы ходить?
Понимая, куда она клонит, Николай раздосадовано вздохнул и махнул рукой.
– Ты не переживай, – улыбнулась девушка. – У меня все по-серьезному. Видеоглазок, фейс-контроль…
– Жало это не остановит, – бросил Николай.
– Сплюнь…
Настя села на кровати, поставила ноги на пол и отвернулась.
Серийный убийца, избравший в качестве жертв девушек легкого поведения, безнаказанно орудовал в Пустошеве уже два с лишним года. За обычай убивать одним точным ударом неизвестного колющего орудия, газеты прозвали его Жалом. Настя знала, что психопат знакомится с девушками на специализированных интернет-сайтах. Жало не истязал и не насиловал свои жертвы, с мест преступления ничего не пропадало – он просто приходил, убивал и уходил.
– Ты же его поймаешь, правда? – Настя повернулась к Николаю.
– Не знаю, – ответил он после недолгого молчания. – Может, и не поймаю.
– Почему?
Николай отвернулся и подошел к окну, за которым чернела глубокая осенняя ночь.
– Не я один его ловлю, – сказал он глухо. – Очень много людей задействовано – и все впустую.
– Как это так? – удивилась Настя. – Вы же следователи.
Николай рывком распахнул окно, вынул из кармана сигарету и закурил.
– Следователи, – горько повторил он. – За Жалом уже не только следователи гоняются. Судмедэксперты, психологи, компьютерщики – всех подключили. Семьи некоторых жертв наняли охотников за вознаграждение – без толку. – Николай выдохнул в окно длинную струю дыма. – А ты говоришь – следователи.
– Он что – невидимка, что ли?
– Типа того, – хмыкнул Николай. – Преступников ловят на ошибках, понимаешь? А Жало еще ни разу не ошибся. Он ни разу не оставил отпечатков. Он не совершает насильственных действий, не оставляет ДНК. Он ничего и никогда не забирал с места преступления, кроме, само собой, орудия убийства. Оно всегда одно и то же – длинное, острое, вроде шила, которое он вгоняет вот сюда.
Николай ткнул пальцем себе в основание черепа.
– Мгновенная смерть, – сказал он. – Медики говорят, что жертва даже понять не успевает, что с ней случилось.
– Но ведь он же выходит на контакт, – Настя замялась, – с девчонками. Можно же как-то отследить, наверное?
– Наверное, – кивнул Николай. – Только у нас тут не Штаты, а я не в ФБР служу.
– Понятно, – кивнула Настя.
– Нам остается только ждать, – он докурил, выбросил окурок и прикрыл окно. – Может, он когда-то ошибется.
– Это очень обнадеживает.
Николай подошел к ней и положил руку на плечо. Настя посмотрела на него снизу-вверх.
– Тебе нужно выйти из этого бизнеса, – сказал он. – Послушай, Настя, когда Жало начал убивать, один из наших аналитиков заметил, что он убивает самых известных из вас, тех, кто давно в деле и активно рекламирует свои услуги. Исходя из этой логики, ты должна была стать его жертвой еще год назад. Но этого почему-то не произошло. Жало переключился на твоих менее опытных коллег.
– Ты на что-то намекаешь? – спросила Настя. – Думаешь, Жало – это я?
Николай улыбнулся и отрицательно помотал головой.
– В твоих цыплячьих мышцах не хватит силы на его фирменный удар, – сказал он. – Но я не понимаю, почему он тебя не тронул?
– Откуда я знаю? – буркнула Настя. – Может, я ему не нравлюсь.
– Или наоборот, – медленно проговорил Николай. – Возможно, Жало, один из твоих клиентов.
Раньше такая мысль Насте в голову не приходила, поэтому предположение Николая подействовало на нее, как удар из-за угла. Она посмотрела на него расширенными от страха глазами, надеясь, что Николай пошутил, но тот был серьезен.
– А ведь в самом деле, – сказал он. – Никакого другого объяснения тому, что Жало тебя до сих пор не убил, я не вижу. Подумай об этом, Настя.
Наклонившись, он поцеловал девушку в щеку и вышел в коридор. Настя хотела побежать за ним, но, скованная внезапным ужасом, не смогла даже шевельнуться. Через минуту, когда за Николаем закрылась дверь, оцепенение прошло. Настя вскочила, выбежала в коридор, нашарила на подзеркальной полке ключи и заперла все три замка на входной двери. Сразу стало легче и она, привалившись к стене, заплакала.
Услышав щелчки запираемых замков, Николай одобрительно улыбнулся и вышел из подъезда.

В салоне старой, бежевой «девятки» было темно. Николай повернул ключ в замке зажигания и, включив подсветку приборной доски, вынул из «бардачка» маленький нетбук. Откликаясь на нажатие кнопки, компьютер ожил, загудев вентилятором. Николай дождался запуска операционной системы, открыл браузер и щелкнул по нужной закладке, переходя на сайт с анкетами пустошевских жриц любви. Он долго просматривал анкеты, потом взял телефон и договорился о встрече. Окончив разговор, Николай выключил нетбук и завел машину.
«Девятку» он остановил, не доехав полкилометра до старенькой пятиэтажки на окраине города и оставшийся путь проделал пешком. Войдя в грязный подъезд с облупившимися стенами, Николай поднялся на второй этаж и нажал кнопку звонка.
– Доброй ночи, – дверь открыла молодая брюнетка, среднего роста, сильно накрашенная и одетая в короткий шелковый халат. – Заходите.
Николай вошел в узкую прихожую. Девушка отступила на шаг и остановилась, глядя на него.
– Ну что? – спросила она. – Остаетесь?
Он кивнул.
– Проходите, – сказала девушка. – Я сейчас.
Она повернулась к нему спиной. Николай быстро сделал широкий шаг, сокращая расстояние и вынул из кармана куртки руку, сжатую в кулак.
Девушка почувствовала его движение, услышала и звонкий металлический щелчок, с которым смертоносное жало выскочило из своего убежища в руке Николая. Адреналин бросился в кровь, ускоряя сердечный ритм, но повернуться она уже не успела – коротким, быстрым движением, мужчина за ее спиной выключил мир.

Симферополь, 25 января 2015 года.

© Дмитрий Шевчук
© dmitryshevchuk.ru

Все права на данное литературное произведение принадлежат автору.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2018 Дмитрий Шевчук // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru